yakubson

Интервью с Феликсом Якубсоном

Феликс Якубсон вспоминает о начале своего профессионального пути, о миме Николае Никитине и об одной практически забытой странице истории отечественного кинопроката.
«Мы в общих чертах придумывали гэги, отталкиваясь иногда просто от предметов, которые имелись в студийном реквизите, загружали их в студийный автобус и выезжали в город, где прямо на улице вовлекали кого-нибудь из прохожих в съемочный процесс»…

Режиссер документального и научно-популярного кино Феликс Якубсон вспоминает о начале своего профессионального пути, о миме Николае Никитине и об одной практически забытой странице истории отечественного кинопроката. Как известно, выбор у советского кинозрителя был относительно невелик, особенно, если сравнить его, например, с выбором американского зрителя: репертуар кинотеатров значительно уже, количество телевизионных программ меньше. Более того, в 70-х на Западе начинало набирать популярность видео, позволившее каждому индивидуально смотреть то, что он хочет. Малоизвестным является тот факт, что приблизительно в те же годы Госкино СССР тоже сделало попытку наладить выпуск и продажу кинокартин для домашнего индивидуального просмотра. Но это были не полнометражные фильмы на кассетах, а 10-минутные короткометражки на 8-мм пленке, для просмотра которых необходимо было иметь домашний кинопроектор. По всей видимости, предполагалось не только выпускать снятые ранее короткометражные фильмы (например, «Свадьбу» (1964) Михаила Кобахидзе), но и изготовлять фильмы специально для продажи. К числу последних относится и «Бурный поток»  — стилизация под немую комическую, первая и единственная игровая работа Феликса Якубсона, главную роль в которой исполнил Николай Никитин.

* * *

Когда вы начали интересоваться кино? Что подтолкнуло вас к решению снимать фильмы самому?

Кинематографом начал заниматься в 1960 году. В это время учился на втором курсе Ленинградского электротехнического института.
Тогда же начал снимать фильмы как кинолюбитель.

Это была попытка передать с помощью кадров и звуков свои юношеские переживания. Один из фильмов назывался «Опус 1». Второй «Диагональная композиция». Много лет спустя, став профессионалом, я сделал два научно-популярных фильма о том, что такое кино в моем понимании. Один из них называется «Поделись своей мыслью», второй «Лицо дисплея». В первом из них есть и автобиографические мотивы.

Обучались ли вы специально киномастерству?

Специального кинематографического образования у меня нет. Несколько попыток его получить закончились безуспешно.

Как вы стали ассистентом режиссера после технического ВУЗа?

Меня в числе нескольких кинолюбителей, имевших высшее техническое образование, пригласили работать на киностудию «Леннаучфильм», которая в середине 60-х годов переживала кадровый кризис.

Когда вы начали снимать фильмы самостоятельно? Были ли у вас другие игровые опыты, подобные «Бурному потоку»?

Начал снимать практически сразу после прихода на киностудию «Леннаучфильм» в 1966 году. Поначалу это были учебные и технико-пропагандистские фильмы, рекламные ролики по заказу министерств и ведомств. Ничего похожего на «Бурный поток» я больше не снимал.

Фильм «Бурный поток» (1975).
Режиссер — Феликс Якубсон.

Как вы считаете, можно ли этот фильм назвать любительским? С одной стороны, профильного образования вы не получали, но в то же время фильм сделан на высоком профессиональном уровне.

Я думаю, что этот фильм нельзя назвать любительским. Я снимал его на профессиональной студии с профессиональной киногруппой.

Верно ли я понял, что съемки проводились по инициативе Министерства кинематографии? Вам была предложена тема фильма или просто возможность снять короткометражку на любую тему? Почему именно роман людоведа Сазонова?

Это, действительно, был фильм, стоявший среди прочих в плане киностудии «Леннаучфильм», если я не ошибаюсь, на 1974 год.
Тогда все фильмы на киностудиях снимались по планам, которые формировались в Министерстве кинематографии.

Первоначально, он назывался «Борщ по-московски». Это был один из фильмов в программе короткометражных комедийных роликов, которые Министерство планировало после производства на разных студиях страны тиражировать на 8 мм. кинопленку и продавать в магазинах для просмотра на домашних проекторах, которые имелись во многих советских семьях.

В первоначальной версии сценария рассказывалась история человека, который приехал в большой город и не смог в нем пообедать. Фильм начал снимать режиссер — профессионал игрового кино. Но у него что-то не заладилось. Подходили сроки окончания производства, студийному начальству необходимо было сделать хоть что-то для отчета, и мне предложили заняться этой темой, пообещав не вмешиваться в производственный процесс. Мы вместе со сценаристом Ритой Пуришинской и мимом Николаем Никитиным сохранили общую идею, но трансформировали ее. При этом мы руководствовались тем, что фильм должен демонстрироваться без звука (большинство 8 мм. проекторов не имело звуковой дорожки). Отсюда и стилизация под немое кино с титрами.

В то время, отрывки из псевдоромана «Бурный поток» регулярно печатались на 16 (юмористической) полосе «Литературной газеты» и пользовались большой популярностью.

Как вам удалось задействовать народного артиста Рэма Лебедева, а так же массовку в некоторых сценах?

Рэм Лебедев согласился сниматься, поскольку ему была предложена оплата, соответствовавшая его актерской ставке. Кроме того, ему понравилась идея. Мы работали дружно, без каких-либо проблем.
Работа занятых в массовке также оплачивалась.

Поделитесь, пожалуйста, Вашими воспоминаниями о работе с Николаем Никитиным. Известно ли вам что-то еще о его работе в те годы, или о позднейшей с другими энтузиастами пантомимы — Вячеславом Полуниным, Леонидом Лейкиным или другими?

Работать с Колей было очень интересно, но чрезвычайно непросто. Он был необыкновенно одаренным человеком, замечательным придумщиком, фанатом пантомимы. Поэтому, когда дело касалось импровизации нам работалось легко. Мы в общих чертах придумывали гэги, отталкиваясь иногда просто от предметов, которые имелись в студийном реквизите, загружали их в студийный автобус и выезжали в город, где прямо на улице вовлекали кого-нибудь из прохожих в съемочный процесс. Колю это увлекало и он работал с удовольствием. Случались и совсем спонтанные съемки. Однажды проезжая по городу, мы увидели на Дворцовой площади коллег с «Ленфильма», которые снимали фильм «Звезда пленительного счастья».

Воспользовавшись перерывом в съемочном процессе, я попросил у знакомого администратора разрешения занять скучающую массовку. Мы с Колей на ходу придумали интригу и сразу ее сняли. Все это произошло в течение 30 — 40 мин. Так появилась сцена с гусарами. Но были и сложные постановочные эпизоды, с большим количеством людей, где Коле приходилось подолгу находиться в бездействии. На таких съемках он нервничал и изводил всех вокруг.

С В.Полуниным Коля дружил и какое-то время работал вместе. Слава всегда тепло и уважительно отзывается о Коле. Если я ничего не путаю, Коля уже работал, когда Слава еще только начинал и потому поначалу он был в этой профессиональной дружбе старшим. Их сотрудничество прекратилось, когда Слава создал свой театр.

Одно время Коля вел студию. Преподавал. У него были ученики, ставшие профессиональными мимами. Начиная с нашего знакомства на съемках «Бурного потока», до самого его ухода из жизни в 2005 году, он был очень близким другом нашей семьи. Вообще, Коля был необыкновенно ярким человеком.

Где снимались разные сцены (за исключением сцены у Московского вокзала и сцены на Университетской набережной)?
Мы снимали на Невском проспекте, на Дворцовой площади, на стрелке Васильевского острова, у Казанского собора, в бывшей университетской столовой, в специально арендованном вагоне поезда. В фильм не вошли сцены, снятые в Эрмитаже, в витрине одного из магазинов.

Есть ли фигуры в кино, которые повлияли на вас в творческом смысле?
Своими учителями считаю безвременно ушедших друзей: поэта Леонида Аронзона, художника Евгения Михнова-Войтенко, и режиссера и теоретика театра Бориса Понизовского.

Были ли у вас знакомые энтузиасты в Ленинграде или других городах СССР, которые тоже снимали кино, особенно игровое?
В Петербурге 60-80-х годов работал клуб кинолюбителей. Там снималось много фильмов, в том числе и игровых. Какие из них сохранились и насколько они интересны сегодня, мне сказать трудно.

Среди общеизвестных кинофеноменов более позднего времени я бы назвал некрореалистов во главе с Юфитом. Они работали параллельно с москвичами братьями Алейниковыми и стали широко известны в профессиональном киномире. Я знаю, что традиция неофициального кино продолжалась в Петербурге и в 1990-е, и в 2000-е годы. Максим [сын Феликса Якубсона — И.М.] познакомил меня с интересным и абсолютно самостоятельным кинематографистом Эдиком Шелгановым, закончившим режиссерский факультет нашего института киноинжинеров в середине 90-х годов. Эдик много лет создает фильмы в одиночку.

Известно ли вам что-либо о дальнейшей судьбе этого эксперимента по выпуску фильмов на индивидуальных носителях? Какие фильмы выпускались в его рамках? Получали ли какое-нибудь вознаграждение авторы выпущенных лент?
Эксперимент этот был довольно быстро прекращен. Я знаю, что на 8мм были переведены знаменитые гайдаевские короткометражки: «Самогонщики» и «Пес Барбос и необыкновенный кросс». Больше не помню. Авторы получали за фильм деньги также как и за другие работы.

Беседовали: Виктор Зацепин, Илья Мутигуллин
Февраль 2010 г.

http://cinemutations.ru/archives/931

Уважаемые читатели! Если вам известна какая-либо еще информация об этом эксперименте Госкино, а равно и о любительском игровом кино в СССР, пожалуйста, поделитесь этой информацией с нами: cinemutations@gmail.com. Мы будем благодарны!