kalinina01small-225x300

Интервью с Мариной Калининой

Марина Калинина — создатель якутского фильма ужасов «Наахара», рассказывает о независимом кино Якутии и о прокатной судьбе своего фильма.

Общим местом является констатация упадка отечественного кинематографа и отчуждения его от массового зрителя в постперестроечный период. Однако это справедливо не для всей России. В республике Саха (Якутия) уже не первый год кинобум, о чем заявил министр культуры и духовного развития республики Саха Андрей Борисов на фестивале Кинотавр в этом году. Десятки фильмов снимаются профессионалами и энтузиастами, попадают в республиканский прокат, находят зрителя и приносят доход. Одним из наиболее популярных жанров в республике является мистический хоррор о призраках и потусторонних духах — «тубэлтэ» (ударение на первый слог). Вниманию читателей предлагается интервью с Мариной Калининой — режиссером одного из самых успешных якутских фильмов ужасов «Наахара» (2007).

В заключительных титрах фильма «Наахара» ты писала о «великом и ужасном якутском кинематографе». Фильм вышел в 2007 году, когда еще не было ни исторического блокбастера «Тайна Чингис Хаана», ни артхаусного фестивального призера «Покидая благоухающую гавань». Тем не менее независимый якутский кинематограф уже был развит к тому времени?

В принципе, я писала о независимых режиссерах. Я назвала кинематограф республики великим, потому что, когда я начинала работать самостоятельным режиссером, он только-только стал развиваться независимо от «Сахафильма». Я имела в виду независимых режиссеров, которые впервые брали камеру в руки и пытались что-то сделать. Много ли таких режиссеров было, и насколько популярны были их фильмы? Вообще, режиссеров было очень много, и сейчас их тоже много. Все пытаются что-то делать, но многие отсеиваются после первого фильма, потому что, отсняв одну работу, они не могут снять вторую. Если лет 5-7 назад фильм можно было сделать легко, то сейчас это в принципе сложнее, потому что зритель уже насытился, так сказать, плохими работами, и требует более высокого качества. А на качество нужны деньги. А ужасным я этот кинематограф назвала потому, что брали камеру и пытались снимать все кому не лень. Фильмы были разного уровня? Разного уровня, да. Причем в них не обязательно была какая-то логика, драматургия. Режиссеры, молодые ребята, пытались что-то сделать, не зная законов драматургии, например. Снимали по очень слабым сценариям, иногда сценариев не было совсем, они и не подозревали, наверное, что нужен сценарий. То есть это были любительского уровня работы.

Любительского?

Да, хоум видео, можно сказать. Но я думаю, что все эти ребята, независимые режиссеры, достойны награды, потому что они двинули якутский кинематограф вперед, их заслуга очень велика.

А как получилось, что ты захотела снимать кино?

Я работала на студии «Туймафильм», и со мной работали ребята, снимавшие кино независимо ни от кого и ни от чего. Мы просто брали камеру, пытались придумать сценарий и что-то снимали. Тогда и мне тоже захотелось попробовать себя в режиссуре.

Значит, до этого ты была оператором на других независимых проектах?

Да, я была монтажером и оператором на других проектах. Когда насмотрелась, как работают другие, и почитала литературу, я поняла, что хочу попробовать снимать сама.

Почему именно мистический хоррор? С чем был связан выбор жанра?

Знаете, мой фильм все почему-то сравнивают с «Ведьмой из Блэр». Но я этот фильм посмотрела только после того, как мне стали говорить, что я сняла что-то подобное.

Получается, это случайность, неумышленное совпадение?

Ассоциации при просмотре действительно возникают. Это чистая случайность. Я не видела этот фильм раньше, посмотрела его уже спустя два года после съемок. Ну а почему вообще мне близко такое кино? Потому что я верю в духов и в существование параллельных миров, верю в то, что мы не одни. Поэтому, думаю, мне интересна эта тема.

То есть для тебя это не столько фильм ужасов, сколько мистическая драма?

Да. Я называю это не ужасами, а мистикой.

Верно ли сказать, что все произошедшее с персонажами — следствие осквернения шаманской могилы?

Но ведь длинноволосая девушка явилась им еще раньше. Я хотела сказать, что судьба предначертана для каждого человека. Бывают знаки судьбы, символы, которые человек может увидеть и задуматься. Если человек умеет считывать знаки судьбы, он может избегнуть чего-то плохого — именно это я и хотела показать. Ребята в фильме заранее могли увидеть то, что с ними произойдет, судьба их предупредила. Каждый из героев, пока они были в дороге, видел знаки, но они не обратили на них внимания. Скажем так, приняли к сведению, но не смогли разгадать их смысл. Дэну, например, приснился страшный сон, будто он умирает – его пугали. Есть такое поверье, что если человек сам себя видит, то это к смерти. Девушка – это смерть, она в белом. Им просто следовало вернуться назад.

Можем ли мы менять свою судьбу, если умеем считывать ее предупреждения?

Я думаю, что да, можем. Например, если я собираюсь в дорогу, и у меня возникает плохое предчувствие, мне что-то не нравится, то я просто не поеду. Такое однажды уже было: я куда-то не захотела ехать, и там сломалась машина. Это шестое чувство или интуиция, не знаю.

А сама ты подобное кино любишь смотреть?

Да, люблю. Я не люблю фильмы, в которых много крови, в которых показывают какие-то разрубленные тела, но люблю запутанные сюжеты, мистические истории. Назови фильмы, которые тебе нравятся. Мне очень нравится фильм с Николь Кидман «Другие», это вообще замечательная работа. Нравится фильм «Зеркала», это тоже мистическая история. Там есть, конечно, какие-то кровавые сцены, но суть не в них. Суть в том, что зеркало вбирает души людей, а потом их образы могут возвращаться, быть увиденными. Похожий фильм сделала и я – «По ту сторону». Но, к сожалению, сгорел хард с рабочими материалами и фильм пропал. Сюжет вкратце был такой: семья приехала в дом, и на чердаке муж нашел старое зеркало, в котором таилось зло.

Фильм пропал совсем?

Сохранились отдельные куски. Он выйдет, я его смонтирую скорее всего минут на 15-20.

То есть короткометражка получится?

Да.

Тебе интересны другие фильмы жанра тубэлтэ? Ты их смотришь?

Да, конечно, смотрю. Мне интересно, что другие люди делают, что снимают. Например, мне очень понравился фильм «Маппа». Он идет всего 20 минут, но там сказано о многом. Если удастся его найти, то стоит посмотреть. Но он на якутском.

Каков был бюджет картины? Разные источники называют 100 или 200 тысяч рублей. Какие расходы учитывает эта сумма? Ты вложила свои собственные деньги?

Если честно, мне хотелось поддержать свою работу и я, конечно, сделала ему пиар, назвав сумму в 200 тысяч. На самом деле, если убрать один нолик, останется 20 тысяч, которые я и потратила на еду и на транспорт. А съемочное оборудование, профессиональная видеокамера, операторская тележка? Это все мне предоставила компания «Сахафильм». В обмен я отдала фильм в их кинозал для проката, и они просто вычли часть прибыли. То есть я им заплатила с проката.

То есть прокат осуществлялся компанией «Сахафильм»?

Прокатом занимались и они, и я тоже. Мы подписали такое соглашение, что если «Сахафильм» продает мой фильм куда-то в прокат, то я получаю, кажется, 50%, точную цифру не помню. Они могут это сделать без моего разрешения. И то же самое касается меня: если я куда-то эту работу отдаю, то обязательно выплачиваю им половину суммы дохода.

Как осуществлялся прокат фильма? Он демонстрировался только в городских кинотеатрах? Пишут, что якутские хорроры пользуются особой любовью у сельского населения, которое смотрит их в сельских клубах. Была ли охвачена эта аудитория?

В сельских клубах я лично не прокатывала. Сразу после выпуска фильм был в прокате только у «Сахафильма» и в кинотеатре «Центральный», в малом зале. По улусам я не прокатывала, потому что пиратская версия вышла моментально. Я даже моргнуть не успела, как уже всюду были копии, и в кинотеатрах по улусам его уже крутили. Я даже не знаю, кто и где крутил. Поэтому к прокату по республике я не имею отношения. Я пыталась поймать тех людей, которые крутили мой фильм, но это было бесполезно.

А компания «Сахафильм» выпускала фильм на видео?

Они выпустили его на видео, да. Прибыль от продаж дисков шла полностью им. Я тоже делала диски и, когда их продавала, прибыль шла мне.

Пишут, что фильм собрал около полумиллиона рублей, – это сборы «Сахафильма»?

Да, это сборы в двух кинотеатрах. Значит фильм оказался прибыльным и такое независимое кинопроизводство в Якутии действительно приносит деньги? Можно сказать, что да. Но мне может быть повезло, не знаю.

То есть случай Наахары – единичный пока?

Я думаю, сейчас в прокате есть фильмы, которые намного больше собирают. Например, ДетСаТовцы делают комедии и собирают больше. (DetSAT (Дети Саха академического театра) — творческая группа театральных актеров, специализирующаяся на создании комедийных фильмов — прим. ред.) Но для того времени, а фильм шел в прокате в 2007 году, для независимого режиссера собрать такую сумму – это было что-то. Ну и потом, в кинотеатре он шел 3 месяца, то есть это был лидер проката, его не снимали с экрана, потому что зрители шли. Но цена билетов была маленькой, потому что это же первая работа, дебют, можно так сказать. Фильм оказался успешным.

Поступали ли какие-то коммерческие предложения после его выхода?

Здесь, в Якутске, нет. Не было никаких предложений, хотя, конечно, хотелось бы. Я действительно могла бы прокатить фильм где-нибудь за пределами республики. Но в фильме ужасный звук, поэтому я и не стала его никуда отправлять, а в принципе можно было выставиться и на фестиваль хоррор-фильмов то ли в Китае, то ли в Японии, не помню точно.

Тем не менее, на фестиваль в Финляндии ты ездила, и тебя приглашали в Непал. А в России куда-нибудь приглашали? Был ли какой-нибудь интерес за пределами Якутии?

Я на фестиваль ездила с документальным кино, это даже не кино, а кино-очерки, как я их называю, кинозарисовки даже, можно так сказать. Это не кино, там нет никакой драматургии, никакой сюжетной линии, я ничего не выстраивала. Просто олени, север, быт. Я показала быт эвенов. Это было интересно малочисленным народностям Финляндии, Канады, Непала, а в России нет. В России интереса не было, но я и не ориентировалась выставлять свои фильмы где-то в России.

В фильме использовано много различной музыки всемирно известных музыкантов. Решался ли как-то вопрос с правами?

Да, меня уже спрашивали об этом. Насчет прав ничего не решали, потому что вся музыка когда-то бралась из интернета. То есть, если она выложена в интернете, какие могут быть права? Ну может быть она предназначена для частного прослушивания, но я про права вообще как-то не думала, потому что я не пыталась вывести фильм за пределы республики. Если бы я об этом думала, то я бы озадачилась сменой музыки.

В 2011 году вышло продолжение «Наахара 2», в создании которого ты не принимала участия. Однако, в этом новом фильме использовано немало кадров из твоей картины. Согласовывалось ли это каким-то образом с тобой?

Так как с правами у нас еще ничего не устоялось, никаких бумаг и документов мы не собирали. Это просто наглая кража, можно так сказать. То есть вообще не согласовывали ничего? Нет, позвонили и сказали: «Мы отсняли, приглашаем на премьеру». В принципе, было уже поздно что-либо делать.

Ты посмотрела его?

Да, посмотрела. Я очень сильно расстроилась, потому что хотела вторую часть отснять сама, причем с теми же персонажами, но идея была немного другая. Поэтому обидно очень. Мне фильм абсолютно не понравился, потому что он точно такой же, как первая часть, отличий почти нет.

Расскажи о твоих дальнейших творческих планах.

У меня есть хорошая идея: я хочу снять любовную мистическую историю про девушку. Даже две мистические истории, но с абсолютно разными концовками. Если найду деньги, я начну один из этих проектов. Хотелось бы их снять, потому что истории очень хорошие, запутанные, я в них затрагиваю параллельные миры. И еще я сняла драму «Сэменчик», она сейчас на стадии постпродакшна, можно так сказать. Выйдет в феврале.

Было бы хорошо, если бы твои фильмы в дальнейшем прокатывались шире, не только в Якутии.

Было бы хорошо, конечно, но все будет упираться в финансирование. Я посмотрю, на каком уровне, какого качества будет новый фильм. Буду стараться делать и видео, и звук уже более качественно.

Беседовал: Илья Мутигуллин
Декабрь 2011 г.