Рецензия на книгу Л.М. Сухаребского «Патокинография в психиатрии и невропатологии»

Л.М. Сухаребский – поэт-ничевок, доктор медицинских наук, киносценарист, ювенолог. В 1936 году под руководством профессора Сухаребского было начато строительство киностудии в психиатрической больнице им. Яковенко.

pcover
Л.М. Сухаребский,
«Патокинография в психиатрии и невропатологии»,
М.: Биомедгиз, 1936. 246 с.

В 20-е годы в советской научной среде было много смелых и парадоксальных проектов. Ленина хотели заспиртовать в банке, профессор Воронов успешно омолаживал стариков, пересаживая им семенники обезьян, биолог Иванов проводил опыты по скрещиванию обезьяны и человека, появилась активная пропаганда кремаций и кладбищ будущего. Авангард пронзал буквально всё: кино, архитектуру, поэзию, науку, — и в этом гомогенном котле могли родиться самые удивительные идеи. Однако по прошествии почти века о многих из этих идей мы можем узнать, в лучшем случае, из статей по культурной антропологии, либо (в ещё более редких случаях) наткнувшись на странную книгу в букинисте. Речь пойдет как раз о такой странной книге.

Как известно, культурное поле Советского Союза включало в себя множество загадочных элементов. Резкий отказ от наследия Союза в 90-е стал причиной значительного культурного разрыва, благодаря которому столь удивительно находить сейчас загадочные продукты советской эпохи. Однако заполучить такие находки не так-то просто: не секрет, что многие советские исследования пропали в архивах и практически недоступны для рядового читателя. Именно поэтому крайне удивительно было обнаружить исследование, вышедшее в 1936 году и посвященное влиянию кино на психику человека. Это работа Лазаря Марковича Сухаребского «Патокинография в психиатрии и невропатологии».

Прежде всего следует сказать несколько слов об авторе. Полноценную биографическую справку найти не удалось, поэтому информация основывается на различных источниках. Лазарь Маркович Сухаребский — доктор медицинских наук, автор книг по психологии и психотерапии, сценарист — родился в 1899 году.
В 1920 г. входил в группу поэтов-ничевоков. Под редакцией Сухаребского в 1920 г. издана книга «Вам (От ничевоков чтения)». В июне 1920 г. его стихи, наравне с произведениями Рока и Ранова, вошли в сборник «Мы». Это был своеобразный «манифест от ничевоков», описывающий «похороны» современной поэзии и рассказывающий о последних борцах из «бывшей армии славных» — Шершеневиче, Мариенгофе и Есенине. Сухаребский получает медицинское образование и во второй половине 20-х годов начинает писать сценарии к культурно-просветительским и гигиеническим фильмам. Проходит стажировку в Германии. В 1931 году выходит совместная с А.Л. Птушко книга «Специальные способы киносъемки». В 1936 году издают «Патокинографию в психиатрии и невропатологии». В том же году в психиатрической больнице им. Яковенко (село Мещерское) начинается строительство киностудии для проведения патопсихокинографических исследований под руководством профессора Сухаребского и его ассистента Бровикова. Информации о деятельности Сухаребского в годы репрессий и войны нет. Представляется возможным, что профессор мог был арестован, так как предисловие к одной из его книг («Научное кино», 1926 г.) было написано сестрой Троцкого – Каменевой. Однако, несмотря на существенный спад количества публикаций в 40-50-х гг., в списках репрессированных общества «Мемориал» Сухаребский не значится. В 60-е выходит ряд книг Сухаребского по социальной гигиене, они продолжают его основные научные исследования 30-х годов. В 70-е профессор начинает заниматься ювенологией, наукой о молодости, и становится основателем Общественного института ювенологии при Центральном доме культуры медицинских работников. В этот период своей жизни Сухаребский высказывал идеи о вечной молодости и продолжительности жизни в 150 — 200 лет. Говоря о серьёзности такого поворота научной мысли, стоит отметить, что ни в одном из источников нет информации о дате смерти автора.

Далее будет представлена наиболее интересная для нас работа Сухаребского — книга «Патокинография в психиатрии и невропатологии», являющаяся результатом исследования вопросов воздействия кино на человека.

pdream03
Сон больного.
Психоаналитическая фильма «Тайна одной души» (зарубежная тематика).
Иллюстрация из книги

Термин «патокинография» был введён самим Сухаребским. Это условное понятие, определяющее кино как орудие массовой психопрофилактической пропаганды, учебное пособие и инструмент научно-исследовательской работы. Поэтому термин «патокинография» объединяет в себе как негативное, и так и позитивное воздействие кинематографа на зрителя.

В исследовании представлен богатый фактический материал о процессе съёмки патокинографии в СССР и зарубежных странах, а также рассматриваются разные типы фильмов и оценивается их воздействия на психику человека. Благодаря слиянию психиатрического знания с глубоким знанием кинематографического материала, Сухаребскому удается дать краткий и точный обзор широкого спектра фильмов.

Патокинография делится на следующие типы:
1. Исследовательская.
2. Информационная (документационная патопсихокинография).
3. Педагогическая:
— учебная;
— инструктивная.
4. Научно-пропагандисткая патопсихокинография.
5. Художественная:
— травмирующая психику.
— успокаивающая, укрепляющая, воспитывающая психику.
6. Специальная кинотерапевтическая патопсихокинография.

Первый и самый очевидный метод патокиногарфии – это исследовательский кинематограф, к которому можно отнести проведение операции, документирование поведения душевнобольного, съёмку микроскопических срезов тканей или микробов. Исследовательская патокинография предназначена для фиксации материала с целью последующей демонстрации для улучшения педагогического процесса.

К информационной, педагогической и научно-пропагандистской патокинографии относятся просветительские фильмы. Первоочередной задачей просветительских фильмов является документирование негативного влияния ряда социально-патологических явлений: проституции, алкоголизма, распространения венерических заболеваний. Не менее важной задачей является демонстрация научных достижений, начиная от глобальных экспериментов Павлова и теорий дарвинизма, заканчивая примитивными картинами о том, как устроен автомобиль. Учитывая повальную неграмотность населения в 20-е годы, актуальными вопросами просвещения могли быть даже такие как: «Почему человек дышит». Также патокинографические материалы этого типа могут раскрывать специфические темы, например, — влияние переутомления на работу девушки-секретаря.

Сухаребский также ставит вопрос о вреде или пользе художественного кинематографа. В качестве примера негативного воздействия на зрителя автор анализирует ряд зарубежных картин, в основном, немецкого производства. В Германии ещё в 1911 году появился термин «дрянное кино» (Schundfilm), применяемый к богатому насилием и сексом немецкому кинематографу 20-х годов. Фильмы про психопатов и убийц, пропагандирующие сексуальность и проституцию, являются великолепной иллюстрацией вредного воздействия на психику зрителя. Такие фильмы подпадают под суровую критику и получают жёсткую негативную оценку автора. Примечательно, что приведённые в книге примеры дают информацию о некоторых малоизвестных фильмах, к примеру, экспедиционной картине «Africa Speaks!» (1930). Этот фильм содержит сцену, в которой оператор и режиссер, присутствующие в кадре, посылают негра-слугу на растерзание львам ради съёмки зрелищной сцены. Слуга погибает, а в фильм включена сцена пожирания его останков львами.

К позитивным образцам художественной патокинографии Сухаребский относит, в первую очередь, фильм «Путевка в жизнь» (1931, режиссёр — Н. Экк). Подобная презентация картины, построенной на воспитательной системе Макаренко, идеально иллюстрировала представления о правильном балансе психического и телесного здоровья.

plab
Кинонаблюдательная палата в клинике проф. Гезелла (Иельский университет).
Иллюстрация из книги

Самый главный и интригующий раздел книги — это создание и практическое применение фильмов для лечения душевнобольных, а также лечения наркомании и алкоголизма. Сухаребский уделяет особое внимание влиянию слова на психику и опирается в своей работе на исследования К.И. Платонова, изложенные в книге «Слово как физиологический и лечебный фактор». Основная идея заключается в том, что можно посредством кинематографа проводить сеансы коллективного гипноза. В книге приводится несколько сценариев таких фильмов. Этот подход открывает для читателя не только возможность понять механизм воздействия и терапевтический эффект в прямом смысле гипнотических картин, но и предположить, что эти разработки могли впоследствии быть использованы при создании пропагандисткой кинопродукции. Сложно сказать, как далеко продвинулась работа по изучению воздействия кинематографа на зрителя. Однако, если учесть крайне важную роль пропаганды в советское время, можно предположить, что эти разработки совсем не аллегорически превращали зрителя в загипнотизированную машину под руководством советской власти.

Можно заключить, что данная книга открывает перед нами перспективу исследования специфического кинонаучного материала, поскольку вопросов после её прочтения появляется больше, чем ответов. Об актуальности предмета исследования говорит уже то, что неотъемлемая часть актуальной действительности — реклама — и является воплощением фильма, воздействующего на зрителя по воле создателя. Не стоит сомневаться, что после выхода книги в 1936 году вопросами психокоррекции занимались далеко не в одном НИИ. Кто знает, какие книги и методические пособия скрывает в себе этот исторический период! Весь этот научно-экспериментальный материал, создаваемый в многочисленных лабораториях, в конечном счете так иронично представил Андрей И. в безусловно патокинографическом фильме «Конструктор красного цвета» (1993), обратив богатый патокинографический материал, фиксирующий достижения научной работы, против самого себя.

Оглавление книги «Патокинография в психиатрии и невропатологии».

Автор: Михаил Климин
Декабрь 2011 г.

http://cinemutations.ru/archives/1016